Интриги КД

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги КД » ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ » Что вечер грядущий нам готовит? [10.09.1625]


Что вечер грядущий нам готовит? [10.09.1625]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название
Что вечер грядущий нам готовит?
Участники
Арамис, Мари де Шеврез
Место
Париж, улица Вожирар,
Дата и время
10 сентября, 1625
Вечер
События
Камилла оставила Шеврез книгу с закладкой от королевы, с недвусмысленным настоянием сделать ВСЕ что бы герцог незамедлительно покинул берега Франции. Но Шеврез, как раз, сделает все наоборот, всячески способствуя появлению на балу англичанина. Для того что бы провернуть это дельце, она вновь обратиться к Арамису, с которым вечером назначена встреча. Чем закончится это свидание - известно только троим.

0

2

Тонкой вуалью ложилась на улицы Парижа прохлада. Солнце лениво садилась, освещая переулки все хуже и хуже, пока на горизонте ярко-алой полосой не отразился закат, предвещающий прохладу ночи. В этом обличии Париж был как никогда прекрасен. Движение на улочках уменьшилось, люди попрятались по домам, ужиная у тлеющего очага, другие прозябали время в трактирах, иные же искали приключений на опасных дорогах города. В такой темный вечер не каждый бывалый армеец выйдет на улицу не то что... Но наша героиня была не из пугливых, или же жажда интриги вела ее за собой, а по сему  она отправилась на встречу...
Сердце билось с такой силой, что тугой корсет не мог сдержать волнение Марии, она временами перебирала кружевной платочек ледяными пальцами, но это лишь больше выдавало ее. Наконец свернув еще за один угол, она заметила крыльцо, хорошо освященное фонарем, но ее спутника все еще не было. Они договорились встретится именно в это время и в этом месте. «Что за вздор? Он заставляет меня ждать? – прозвенели капризные мысли в голове Мари, но тут же сменились заботливой лаской, - А что если с ним что-то случилось?»
Юноша которого она ожидала сейчас, всегда вызывал у нее противоречивые чувства. Он был еще тот щегол, и пользовался популярностью в высшем свете, хоть и скромничал всегда, а ее всегда тянуло к нему с невероятной силой, которую она умело, скрывала за тонкой вуалью приветливого снисхождения.

+1

3

Арамис стоял невдалеке от назначенного герцогиней места встречи и беспрерывно оглядывался в сторону Лувра, откуда только что пришел. И не было бы причин оглядываться и волноваться, если бы не парочка подвыпивших гвардейцев, увязавшихся за ним. Избавится от них оказалось не так-то просто. Приняв мушкетера за обычного дворянина (и хорошо, что в этот раз заметный во всех смыслах голубой плащ с вышитым белоснежным крестом и золотистыми лилиями остался дома. Нет, не просто остался. Базен слишком громко возмущался и протестовал против того, чтобы Арамис на ночь глядя отправился в мушкетерском плаще! Мало того, что возвращается всегда под утро да еще и вприпрыжку от караульных, которые издали завидев плащ военного, стремятся слишком яро выполнить во долг, так еще и всегда если не с кровью на плаще, так изрядно измяв его! Ну, а каждый раз стирать да высушивать плащ господина никакого бюджета не хватит. - Последний довод оказался весьма убедительным в отличие от остальных. Впрочем, сейчас, стоя в тени деревьев, Арамис даже мысленно поблагодарил Базена за заботу, не забыв обещать себе дать ему также нагоняй за излишнее хамство), они так долго пытались уговорить его выпить за здоровье кардинала, что едва не нарвались на грубость, которая чувствовалась в каждом слове опаздывавшего на свидание влюбленного молодого человека и которая могла бы перейти в дуэль. Дуэли, однако, удалось избежать. Во время подошла весьма хорошенькая хозяйка трактира и любезно предложила принести еще Бургундского. Не мудрено, что приятный взгляд девушки и не менее интересное декольте сразу же завладело вниманием гвардейцем, а Арамис смог незаметно выскользнуть из трактира.
Часы коснулись назначенного времени, и мушкетер еще пристальнее всмотрелся в тьму улицы, откуда должна была появиться герцогиня. Обычно она приезжала на карете, разумеется, без гербов и прочих обозначений, чтобы не привлекать лишнего внимания, но сегодня ситуация была опаснее, чем обычно. Бекингэм был во Франции, и кардинал знал. Фрейлины королевы помогают ему, и это кардинал знал. Камилла де Буа Траси не могла помочь, однако может справиться и герцогиня де Шеврез - кардинал все предвидел и всеми возможными способами кхм, то есть молитвами, конечно старался заполучить английского герцога и добиться полного права сослать как можно дальше, а еще лучше посадить под арест всех способствующих ему людей.
Мысли Арамиса плавно перетекли в политическое русло, он чуть заметно нахмурился, обдумывая возможные исходы интриги. Политика, однако, не всегда интересовала его. Что же изменилось? До своей первой дуэли он был лишь обычным шевалье, проживающим во Франции, а сейчас, благодаря Мари де Шеврез, стал непосредственным участником событий, и это увлекало.
Внезапно фонарь, освещавший крыльцо, закрыла чья-то тень. Чья-то... Мушкетер прекрасно знал обладательницу этой тени. Она оглянулась, глазами пытаясь найти его, и он замер. Как можно было забыть, насколько она красива? Иногда, внимательно рассматривая нежные черты ее лица, ему казалось, что ее красота не просто изысканна, а божественна. Эти глаза, обрамленные россыпью длинных ресниц, этот аккуратненький носик, эти губы, к которым неимоверно хотелось прикоснуться...
Арамис легко тряхнул головой, рассеивая наваждение, и подошел к любимому силуэту. Девушка резко обернулась - кажется, не услышала легких шагов за ее спиной.
- Герцогиня... - Арамис улыбнулся, и нежно коснулся губами ее руки. - Какое счастье видеть Вас. - Никому из представительниц обворожительного пола Арамис не мог говорить эти слова так искренне, как ей.
Неподалеку раздались голоса. Мушкетер поморщился: ну почему людям не спится в такой час? Или не людям, а шпионам? В любом случае оставаться в этом темном переулке больше не хотелось. Его дом был совсем рядом.
- Прошу вас, сударыня, обопритесь о мою руку и пойдемте. - Он взглянул на нее, объясняя все опасения взглядом. - Здесь недалеко... Впрочем, Вы же сами это знаете.

+1

4

Яркий свет всего на мгновение ослепил девушку, чуть поморщившись она услышала знакомый голос из-за спины:
- Герцогиня... -  сколько искренности и нежности звучало в это протяжном слове, но Мари от чего-то вздрогнула. Не то ли от того что прохлада вечера взяла свое, не то ли от волнения разбирающие ее хрупкое женское сердце. Она немного резко повернулась к юноше и тут же встретилась в ним глазами. Казалось прошла целая вечность, хоть в действительности это было лишь несколько секунд, но неприлично долгих секунд. Иногда Мари позволяла себе такие шалости, но играть с Арамисом было ей не на руку.
Как всегда грациозно она протянула ему ручку и отвела взгляд в сторону, с завидным кокетством.
- Какое счастье видеть Вас.
- Прошу Вас тише сударь, -  прошептала Мари, нехотя высвободив свою руку из его уст, - Сложившаяся ситуация не так благосклонна, как я того желала бы. Так что поспешим.
- Сударыня, обопритесь о мою руку и пойдемте. - Он взглянул на нее, объясняя все опасения взглядом. - Здесь недалеко... Впрочем, Вы же сами это знаете.
- Благодарю, - не столько словом сколько взглядом отблагодарила его герцогиня, и нежно коснувшись руки его последовала за ним. "Бедный юноша, он еще не знает, куда мои сети затянут его. Впрочем он может не согласится, - испуганно подумала она, аккуратно озираясь по сторонам, - Нет. Отказать мне? Он не сможет, устоять... - на этот раз ее алых коралловых губ коснулась хитрая улыбка"
- Шевалье, -  шепнула на ухо Мари, обжигая ледяную шею юноши горячим томным дыханием, - Вы рискуете несомненно! Но уверяю Ваш риск будет оправдан и вознагражден.
Хитрая лиса знала как можно было заинтересовать именно этого типа мужчину, а зная тягу Арамиса к рискованному делу, этот ход оказался беспроигрышным. Как хорошо что покров ночи скрывал румянец на ее щеках и лукавую улыбку.

0

5

Повернувшись к нему лицом, герцогиня долго смотрела в его глаза. Ох, уж этот взгляд! Прежде, когда она так смотрела, он сразу же забывал обо всем. А сейчас не получилось. Было в этом взгляде что-то такое, что заставляло на секунду задуматься. Что именно, Арамис понять не успел, герцогиня опустила глаза.
Прошу Вас тише сударь. Сложившаяся ситуация не так благосклонна, как я того желала бы. Так что поспешим.
Юноша кивнул, ситуация и вправду была не самой располагающей. Впрочем, обстоятельства редко складывались удачно, особенно в последнее время. В этот раз все должно пройти нормально. Он слишком давно ее не видел, слишком долго ждал этого дня.
Взяв девушку под руку, он направился в сторону улицы Вожирар достаточно быстрым шагом. Мари не отставала, хотя идти по брусчатой мостовой на каблуках - задача не из легких.
- Шевалье, Вы рискуете несомненно! Но уверяю, Ваш риск будет оправдан и вознагражден.
Арамис почувствовал ее горячее дыхание на своей шее и чуть заметно вздрогнул. Эта женщина знает, как свести с ума любого. Что уж говорить о нем, который с одного взгляда был готов... А не надо бы. Политика - вещь очень интересная и увлекательная, но в такой же мере и опасная.
Мысли слегка затуманились. Он ввязался в политику и стал активно помогать герцогине де Шеврез, потому что был влюблен в нее такой любовью, которая заставляет порой людей идти на самые безумные поступки. Он ее любил, а любила ли его она? Или просто увлеклась? Ведь весьма удобно иметь под рукой преданного человека, который сделает все что угодно. Каждый раз, когда они встречались, он задавался этим вопросом, но никогда не мог узнать ответа.
Всю дорогу они шли молча. Арамис думал о своем, герцогиня - о другом. Незаметно они добрались до его дома. Свет не горел, значит, Базен ушел спать. И правильно сделал, - улыбнулся про себя Арамис.
Пропустив герцогиню вперед себя, Арамис закрыл дверь, не забыв плотно задвинуть засов. Он зажег светильник, закрыл шторами окна, чтобы никто не заметил свет в окнах первого этажа, и придвинул герцогине кресло.
- Располагайтесь, герцогиня, - произнес Арамис, взглядом отыскивая приготовленную бутылку вина. - Надеюсь, Вы не откажете мне в удовольствии испробовать бокал великолепного вина. Оно отменной выдержки. Говорят, сам король восхищался им во время одного из обедов.
Разговор на отвлеченную тему помогал настроиться на нужный лад, что сейчас оказалось намного сложнее, чем обычно. Герцогиня пришла поговорить о делах, очень важных, надо отрезвить свой ум, чтобы здраво воспринять все, что она собирается ему сказать.
Светильник горел не ярко, отбрасывая блики на стены, мебель, на бокалы, которые Арамис наполнял вином. Обстановка не располагала к политике.

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+1

6

офф:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


Никогда еще Мари не была так рада хмурой осенней погоде. Холодный ветер ласкал разрумянившееся личико девушки, временами порывисто пытаясь заглянуть под накидку и заморозить девицу. Они шли молча  и так быстро, что ей с трудом удавалось держать равновесие на каблучках, но она как всегда элегантно выпутывалась из ситуации. Наконец показался едва знакомый дом, Арамис как истинный джентльмен оказал все знаки внимания и через минуту они уже были в теплом уютном доме. Комната была освящена так тускло, что это в большей степени располагало к любовной беседе, нежели... Но это не смутило заядлую кокетку. "Если он сейчас предложит мне вина, я сочту это за ухаживание другого рода, - едва успела подумать Мари, как из уст юноша, словно по волшебству пролилось:
- Надеюсь, Вы не откажете мне в удовольствии испробовать бокал великолепного вина. Оно отменной выдержки. Говорят, сам король восхищался им во время одного из обедов.
Герцогиня чуть прикусила губу, скрыв нелепую улыбку, и тут же присела в кресло, так, кстати, предложенное мушкетером.
- Благодарю сударь, -  отвечала Мари с видом покорным и столь невинным, что сам папа принял бы ее за чистое не испорченное дитя, коим она давно не являлась, -  я ни чуть не сомневаюсь в качестве вина, но все же смею отказать, ибо время, дорогой друг, время неумолимо...
Не каждая девушка могла устоять перед этим юношей, и не столько из за его смазливого лица, отменных манер, а от его красноречия. Как он умел говорить, это сводило сума, но Мари была непреклонна, по крайней мере, сейчас.
- ... Позвольте мне называть Вас по имени Рене, -  это скорее звучало как убеждение, а не как просьба, - Так я буду считать, что нас связывает что-то большее, чем просто... Ведь все Вас знают под другим именем.
Пред Арамисом предстала женщина не многим выделявшаяся от других, но, говоря с ним искренне, от души, и с тем настроем коим повелевало ее сердце, она надеялась, что он сможет ей поверить и доверится.
- Полагаю, Вы имеете представление, о чем пойдет речь?
«При тусклом блике свечи, он выглядит соблазнительно как никогда, – промелькнула невольная мысль в голове девушки, когда она наблюдала за юношей так старательно разливающим вино, - Пожалуй Камилла была права, он обворожителен, и похоже знает об этом… Ах как жаль, как жаль… Камилла как жаль что он твой»

Отредактировано Мария де Шеврез (2011-12-19 22:30:55)

0

7

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

От вина Мари отказалась. Арамис закрыл бутылку, но не убрал, а оставил на столе. Заметив ироничный взгляд герцогини, скользнувший по плохо горящему светильнику, Арамис невозмутимо пожал плечами:
- Мой слуга, как и все прочие слуги, страдает рассеянностью и, видимо, забыл приобрести новые свечи. Однако отвечаю за обстановку перед Вами я, поэтому прошу меня извинить. - Арамис расположился в кресле напротив Мари де Шеврез, которая в эту секунду о чем-то задумалась, подперев голову своей изящной маленькой рукой. Блики скользили по ней, заставляя ее драгоценности мерцать волшебным светом, а Мари словно этого не замечала. Зрелище это было восхитительное.
Как только Арамис был готов ее выслушать, она начала, разрушив минутную иллюзию:
- ... Позвольте мне называть Вас по имени Рене. Так я буду считать, что нас связывает что-то большее, чем просто... Ведь все Вас знают под другим именем.
Арамис вздрогнул, услышав свое прежнее имя, и внимательно посмотрел в глаза Мари.
Нет, она не знает, сколько его связывает с этим именем, не знает, с каким трудом, изменив имя, ему удалось создать практически новую жизнь, нового человека. Для всех скромный красавец семинарист Рене д'Эрбле канул в Лету, и ему не хотелось возвращаться к этому. Сейчас в этом новом человеке боролись два противоположных чувства: с одной стороны, ему не хватало церкви, древних фолиантов, латыни, переводов, и в какой-то момент на минуту хотелось бросить все и вернуться туда, где ему с самого рождения привили веру и любовь к богу; с другой стороны, новая жизнь не меньше увлекла его: можно было показать и проявить себя, можно было обзавестись многочисленными связями, можно было ухаживать за женщинами, красоту которых Арамис всегда оценивал по достоинству... Или вернуться и принять сан аббата?
Юноша на мгновение прикрыл глаза, защищая взгляд ресницами, и вновь посмотрел на герцогиню. Сейчас перед ним сидела девушка, в которую он был влюблен. Эта девушка просила его выполнить поручение, и он его выполнит. Не время думать о диссертациях и рукописях.
Мари тем временем продолжала:
- Полагаю, Вы имеете представление, о чем пойдет речь?
Мушкетер кивнул:
- Госпожа де Буа-Траси, - он намеренно подчеркнул официальность обращения, - мне уже поручала... Да, я знаю, о ком идет речь. Знаю это настолько же хорошо, как и о том, какую плату готово заплатить...Воплощение целомудрия и Святости, - он взглянул на нее и улыбнулся. Она поняла, о ком каком дьяволе в красной сутане идет речь, - за то, чтобы все нити оказались в его клубке.
Арамис говорил в иносказательной форме, дабы Базен, если он и не спал, не понял, о чем идет речь. Атос любил время от времени повторять: Слуги чрезвычайно болтливы и продажны, не стоит посвящать и их и в малую толику личных дел, чтобы на следующий день это не стало достоянием общественной сплетни. Арамис соглашался с ним.
- Вопрос лишь в том, что мне предстоит сделать на этот раз. И несмотря на ответственность и, возможно, опасность дела, я все равно готов его выполнить. - Юноша перевел взгляд с лица Мари на ее запястья и прибавил, - Вы это знаете.

0

8

- Госпожа де Буа-Траси, - как-то официально прозвучало из его уст, и Мари не упустила этой хитрости, - мне уже поручала... Да, я знаю, о ком идет речь. Знаю это настолько же хорошо, как и о том, какую плату готово заплатить... Воплощение целомудрия и Святости.
При воспоминании о кардинале девушка невольно вздрогнула, и ее милый ротик исказился в отвращении. Побороть свою неприязнь было выше ее сил. Только ровный голос Арамиса успокаивал своей хладнокровностью:
- Вопрос лишь в том, что мне предстоит сделать на этот раз. И несмотря на ответственность и, возможно, опасность дела, я все равно готов его выполнить.  Вы это знаете.
Все то время что Арамис говорил, Мари бросала взор, по сторонам не встречаясь с ним взглядом, но теперь словно пытаясь заглянуть глубоко в его душу начала:
- Я не смею сомневаться в вашей смелости, но на этот раз дела обстоят куда хуже, чем ранее. И Вы будете подвержены большей опасности, если согласитесь, - Мари говорила убедительно, но при том тихо, чтобы даже лучший шпион не смог разобрать ее слов. Их разделяло не больше двух метров друг от друга, но ей казалось, что сейчас Арамис  слышит, как громко стучит ее хрупкое сердце, - Уверенна, что вы осведомлены о событии которое должно состояться на днях, и знаете какую важность и значение оно имеет не только для величественных особ, но и для простых любящих сердец, ведь Вам это чувство не чуждо, - в глазах сверкнул огонек, - Я попрошу Вас сопровождать моего старого знакомого, который посетит это мероприятие в самый разгар, и не может остаться без поддержки... Вся сложность дела состоит в том что, там будут присутствовать люди весьма  влиятельные, что грозит не веселым исходом события, но…
Мари намеренно сделала паузу, и для того чтобы отдышаться, и для того чтобы понять, как реагирует на ее слова Арамис, вечно хладнокровный и спокойный. «Дело стоит жизни!» - подумала герцогиня, поправив  перстень на мизинце. Но Мари никогда не рисковала в пустую, на кону стояло больше чем любовь, и ее не манили даже деньги, все было намного острее…

0

9

Арамис внимательно слушал негромкую, но четкую и весьма ясную речь Мари де Шеврез. Еще до встречи у него имелись кое-какие соображения о предстоящем разговоре, и теперь он лишь мог убедиться в правильной направленности своих мыслей. Речь шла об английском герцоге Бекингэме, который фактически являлся главой Франции, так как все основные поручения, ведение политики как внешней, так и внутренней, Карл I доверял именно ему. И все бы было неплохо, и назревающей войны можно было бы избежать, кабы не чувства герцога к французской королеве Анне Австрийской. Общение с Камиллой де Буа Траси уже убедило Арамиса в том, что эти чувства не досужий вымысел, сплетни или козни, а самые настоящие. Бекингэм писал Анне Австрийской письма, тайно приезжал во Францию, затем также тайно убегал из Франции, стремился встретиться с ней, и все это под носом у кардинала, который, прошу заметить, ни разу не смог задержать влюбленного герцога. Говорят, у пьяных и влюбленных - что по сути почти одно и то же - свой ангел-хранитель.
Арамис втайне поражался безумству герцога: приехать во Францию, скрыться в непосредственной близости от Лувра, рисковать своей жизнью ради одной единственной женщины, в то время как в Англии ему могла принадлежать почти любая знатная дама. А ему нужна была только одна - Анна Австрийская.
Я попрошу Вас сопровождать моего старого знакомого, который посетит это мероприятие в самый разгар, и не может остаться без поддержки... Вся сложность дела состоит в том что, там будут присутствовать люди весьма  влиятельные, что грозит не веселым исходом события, но…
Арамис кивнул. Куда ж без влиятельных людей! Но неужели она надеется, что он сможет при случае выстоять против десятка двух этих людей? Четверо - реально. Шесть - возможно. Восемь - представить очень сложно, но это хоть куда ни шло.. Впрочем, если заранее изучить все входы и выходы из Лувра, ближайшие улочки и, главным образом, закоулочки, все может оказаться и не так уж плохо...
- Герцогиня, - начал он, в то время как она сделала паузу, - Я понимаю все Ваши опасения, которые Вы имеете ввиду. Однако смею выразить мысль о том, что одного меня в качестве поддержки может и не хватить. Вы прекрасно знаете, что в крайней ситуации я буду защищать Вашего знакомого до последнего, но всякое бывает... - Он умолк на пару секунд лишь затем, чтобы едва заметно усмехнуться: жизнь человеческая - самый дорогой божий дар - должна оберегаться, а если вспомнить последнюю его неделю, то... Хорошо все-таки, что он мушкетер. Без риска жизнь была бы слишком скучной.
- На какое число назначено это событие? И в каком часу должен появиться Ваш знакомый?

0

10

- Герцогиня, - начал он, в то время как она сделала паузу, - Я понимаю все Ваши опасения, которые Вы имеете ввиду. Однако смею выразить мысль о том, что одного меня в качестве поддержки может и не хватить. Вы прекрасно знаете, что в крайней ситуации я буду защищать Вашего знакомого до последнего, но всякое бывает...
Мари ехидно улыбнулась, но не столько Арамису сколько собственным мыслям. Все уже давно было спланировано.
- Милый друг, - отвечала она мягко и ласково, словно убеждала его, что первый поцелуй не пытка, а удовольствие, - Я осознаю, что нельзя пустить в змеиное логово пару цыплят, и при этом наедятся, что они останутся живыми и невредимыми. Вы будите не одни. Я, конечно, могла бы просить Вас привлечь к делу своих верных друзей, но отнюдь умоляю Вас не впутывать их в это. Прошу лишь не беспокоится, что Вы будите одни, я хоть и женщина, но не безрассудное существо. К тому же в замке вы не пробудите и четверти часа, при сложившихся обстоятельствах, - Мари наблюдала за каждым движением Арамиса, ища поддержки и понимания. Он как никто другой подходил на эту роль, и хоть герцогиня понимала, что это огромный риск, никого другого приставить к герцогу не могла.
- На какое число назначено это событие? И в каком часу должен появиться Ваш знакомый?
- Оно состоится пятнадцатого сентября. А встретитесь Вы с моим знакомым в половине седьмого вечера. Оказаться в замке вам нужно будет без четверти семь и ни секундой позже. Именно в этот момент мероприятие должен посетить еще один знатный гость, который на время затмит присутствие моего знакомого. Для всех это будет сюрприз, потому все откроется в последние секунды. На этот раз даже вездесущему красному коту не удастся все спланировать. От Вас же, Рене я прошу лишь сопроводить гостя до залы в замке, где его буду ожидать я, а после проводить до деревне близ порта Ламанша, собственно я тоже буду спутником на тот момент, - последнюю фразу Мари сказала так тихо, что Арамис возможно и не услышал. Глаза девицы блеснули новым огоньком, когда она поймала себя на мысли что, не смотря на всю серьезность разговора, не перестает любоваться им и даже украдкой мечтать.
- У меня есть еще немного времени, - с болью произнесла она, взглянув на часы, - Есть ли у Вас ко мне вопросы? Вам я постарась ответить даже на сокровенное... - последнее прозвучало больше как мысли

офф:

Арамис написал(а):

Читаю последнюю строчку вашего поста и поражаюсь благородности главной интриганки Франции!)

А с чего Вы взяли что Мари не благородная девица. Да она еще та интриганка, и еще так распутница. Но существует еще  и женская солидарность. Вот когда Арамис освободится, что конечно врядли, тогда Мари будет первая на очереди его растления и соблазнения. :flirt:

Отредактировано Мария де Шеврез (2011-12-27 22:01:27)

0

11

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

12

Я осознаю, что нельзя пустить в змеиное логово пару цыплят, и при этом наедятся, что они останутся живыми и невредимыми. Вы будите не одни. Я, конечно, могла бы просить Вас привлечь к делу своих верных друзей, но отнюдь умоляю Вас не впутывать их в это. Прошу лишь не беспокоится, что Вы будите одни, я хоть и женщина, но не безрассудное существо. К тому же в замке вы не пробудите и четверти часа, при сложившихся обстоятельствах
В ее тоне послышалась снисходительность и ирония, Арамис прищурился: он с детства не мог терпеть снисходительности, но то ли вкупе с ее иронией, то ли потому что это сказала она, вопреки всему, на этот раз юношу это не покоробило.
Она не хочет, чтобы я привлекал друзей... Меньше людей знает, лучше все пройдет. Она не доверяет.
Арамис продолжал выслушивать детали, наставления, указания. И при этом Мари говорила о политике настолько спокойно, как могла бы говорить о сонетах Шекспира. Это заставляло юношу еще внимательнее вслушиваться и вдумываться в каждое произнесенное герцогиней слово.
Мари, действительно, уже все продумала. Причем, на первый взгляд придраться было не к чему, то ли окажется на деле...
Именно в этот момент мероприятие должен посетить еще один знатный гость, который на время затмит присутствие моего знакомого. Для всех это будет сюрприз, потому все откроется в последние секунды.
Юноша удивленно вскинул брови. Однако, герцогиня полна сюрпризов.
Впрочем, она знает, что делает, - подумал про себя Арамис, - она опытнее... И, наверно, старше. Хотя неизвестно. Во Франции говорят о многом, и не всегда бывают правы. Теперь Арамис едва заметно взглянул на нее из-за руки, которая подпирала лоб. Кожа у Мари была нежной, как бархат, ресницы гордо подняты наверх, лицо без единой хоть мало-мальски заметной морщинки. Не может быть, глупость какая-то. Мушкетер откинул посторонние мысли, снова посмотрел на нее и встретился взглядом. Было сейчас в ее взгляде что-то такое... чего-то точно не могло быть. Или могло?
Она смотрела на него, и Арамису казалось, что она играет с ним, а он невольно соглашается, и игра идет, по ее правилам. Только вот во всем этом не только политика замешана, далеко не только политика...
- У меня есть еще немного времени...
Как немного? Неужели ей уже пора? Юноша взглянул на часы. Конечно, пора. Глупый вопрос.
Есть ли у Вас ко мне вопросы? Вам я постараюсь ответить даже на сокровенное... - И снова этот взгляд.
Ах, как многое ему хотелось бы ей сказать и спросить у нее. Сейчас, пожалуй, самая лучшая возможность, тем более что напоследок тема отклонилась от политики. Но... нет, не стоит. Пусть все остается как есть. Все равно иначе просто быть не может.
- Нет, герцогиня, - слова дались не так просто, - у меня нет к Вам вопросов. И в назначенный день и время я исполню то, о чем мы сейчас с Вами говорили. Очень сожалею, что Вы уже уходите. Могу я проводить Вас?
Боже, как же это отвратительно звучит. Подчеркнуто официально и неимоверно отчужденно. А по-другому бы не получилось. Либо от всего сердца, либо.. уж лучше как получилось.

______________________

Оно состоится девятого сентября.

Мы отыгрываем события 10ого сентября. А маскарад спустя год что ли?  :huh: 

Вот когда Арамис освободится, что конечно врядли, тогда Мари будет первая на очереди его растления и соблазнения. :flirt:

*ворчит* всевеликая порядочность и жееееенская солидарность... черт возьми, жалко  :unsure:
*откинув голову назад театральным жестом, начал декламировать со страдальческой гримасой на лице:* "Я Вас любил, любовь еще, быть может..."

Дорогая сестрица, боюсь что после этих слов, Арамис последует примеру Атоса и повесит меня на первом попавшемся суку  :D

Ну, почему же сразу на суку? Ну, ладно, раскусили меня, на веточке. Но самого красивого дерева, обещаю!  :D

0

13

- Нет, герцогиня, у меня нет к Вам вопросов. И в назначенный день и время я исполню то, о чем мы сейчас с Вами говорили. Очень сожалею, что Вы уже уходите. Могу я проводить Вас?
На секунду ее взор вспыхнул, но тут же погас. "Неужели я утомила его, - с горечью подумала она, и тут же забегала глазами по комнате, боясь взглянуть на него. Глубоко в душе она надеялась, что Арамис поймет ее вопрос не так буквально, и еще одна четверть часа в его обществе спасет ее от мрачных мыслей. Но, увы... Он принимал ее игру, но при том разговаривал холодно и официально, Мари  не понимала в чем дело, но раз так, то по-другому нельзя. Грустная улыбка коснулась ее нежных губ, а лицо вместо румянца покрылось бархатной бледностью, лишь как всегда гордо вздернутый носик не сдавал позиций. Мари грациозно взмахнула платком и встала с кресла. Единственное ее желание было сейчас еще немного побыть с ним наедине, ведь долгие дни в одиночестве превратили молодую и очаровательную кокетку в хмурую и задумчивую даму. Но Мари не настаивала, это было выше ее, да и усталость вдруг овладела ей. "Встретится с герцогом, я должна не позже, чем минут через десять, что ж... тут не далеко" - подумала девушка, на лице которой сейчас не читалось ни одной мысли, лишь дежурное дружелюбие, не смотря на все желание, доверится ему...
- Я безгранично благодарна Вам, Рене. Я вижу, как Вы преданны и не сомневаюсь в Вас. Камилла  посоветовала  мне надежного человека, и более достойного я бы не нашла.
Тем временем герцогиня подошла к юноше чуть ближе, чем это было дозволенно этикетом,  прошептала:
- Камилла последние дни чем то огорчена, не секрет что в какой то степени моим тайным приездом, ведь это опасно, но что-то мне подсказывает, что тут дело немного в другом... - она говорила так, словно ни какого намека и не было, но, тем не менее, чувствовалось какое-то напряжение между ними. Затем Мари чуть коснулась пальчиками плеча юноши, и тут же развернувшись, отошла, придерживая подолы платья.
- Я благодарна Вам за все, Рене, - в пол оборота продолжала Мари, - и в любом случае  ваша работа будет вознаграждена.
Мари намеренно оставила вопрос о том может ли проводить ее Арамис, потому что это было обычное дружелюбие, или, по крайней мере, ей так казалось. За окном бушевал прохладный осенний  ветер и сейчас это было тот, что нужно для нее.
Она не смотрела больше на него, но от этого еще больше мечтала оказаться в его объятиях. Подавленность и отчаяние вновь захлестнули ее разум, при всей свежести ума, но она держалась из последних сил. Сильная и гордая, она не смела даже намекнуть ему как сейчас она завидует сестре…

«Когда я вспоминаю что мне нужно вернуться в Италию, то первое что приходит в голову это отчаяние. Нет, я люблю это страну, ее мужчин и культуру, люблю ее природу и быт, но быть далеко от Парижа это выше моих сил. Супруг? - нервный смех, - Мой супруг уже давно забыл обо мне, ну или рад, что я несу наказание в дали от дома. А я? А что я? Я как вор каждый раз стремлюсь сюда снова и снова… пока отчаяние не овладевает мною и мне не приходится бежать, как последней шавке. Иногда я теряюсь и не понимаю ничего… Но одно не изменено:  я всегда буду стремится сюда, и никто и ничто меня не остановит. А Ришелье поплатится за то что решил связаться со мной»

офф:

Арамис написал(а):

Мы отыгрываем события 10ого сентября. А маскарад спустя год что ли?

я перепутала числа, но все уже исправила. Бал -15.

Арамис написал(а):

*ворчит* всевеликая порядочность и жееееенская солидарность... черт возьми, жалко   
*откинув голову назад театральным жестом, начал декламировать со страдальческой гримасой на лице:* "Я Вас любил, любовь еще, быть может..."

Ахахах... Да не огорчайтесь Вы так, Вас и без того ПолПарижа обожает и любит. Что Вам еще одно бедное сердце? так для списка.. угомонитесь))))

0

14

Арамис молча слушал герцогиню, наблюдая за ней. Она казалась... беспокойной? Или ему это показалось? Обычно уверенная во всем и, главным образом, в себе сейчас герцогиня выглядела задумчивой, словно не знала, что будет дальше, и очень уставшей, как будто в одно мгновение на ее хрупкие плечи опустилась неимоверная тяжесть.
- Неужели это я ее настолько утомил... - Пронеслось в голове, и он опустил глаза.
Я безгранично благодарна Вам, Рене. Я вижу, как Вы преданны и не сомневаюсь в Вас. Камилла  посоветовала  мне надежного человека, и более достойного я бы не нашла.
Арамис кивнул, не поднимая глаз и не отвечая герцогине. Разговор перешел в другое русло, официальное, должное. Все равно иначе было нельзя. Бог знает, сколько всего было между ними: статус, положение, связи... Он это понимал. А она... она подошла так близко, что он почувствовал ее легкое дыхание. Арамис замер. Вне всяких сомнений, герцогиня умела очаровывать, да так что порой перехватывало дух.
- Камилла последние дни чем то огорчена, не секрет что в какой то степени моим тайным приездом, ведь это опасно, но что-то мне подсказывает, что тут дело немного в другом...
Брови юноши приподнялись в удивлении, а щеки слегка заалели. Камилла никогда его не ревновала, с какой-либо симпатичной девушкой он не обменивался бы любезностями. Но, видимо, герцогиня де Шеврез принадлежала к совершенно другому типу женщин, в чем он все больше и больше убеждался.
Не успел Арамис ответить, как Мари резко перевела тему. И она, и он поняли недосказанность фразы.
- Я благодарна Вам за все, Рене, - в пол оборота продолжала Мари, - и в любом случае  ваша работа будет вознаграждена.
Мысль выскользнула прежде, чем он успел ее обдумать:
- Вам не зачем благодарить меня, мадам, я еще ничего не сделал, чтобы получить Вашу благодарность. Но если до нее дойдет дело, я буду счастлив, поскольку награда, полученная от вас, может стать самым дорогим знаком признания. - Он внимательно смотрел на нее, и несмотря на то, что она не видела его, может быть, дерзковатого пристального взгляда, она не могла не почувствовать чуть изменившейся интонации его голоса.
В комнате повисло напряженное молчание. Именно такое молчание возникает между людьми, которые хотят сказать друг другу многое, намного больше, чем позволяют слова, но в последний момент их что-то останавливает, и ничего, кроме этого молчания, не остается.
Взгляд Арамиса упал на локон герцогини, который, незаметно для девушки, запутался в длинной сережке.
- Позвольте, я поправлю? Ваш локон... запутался.
Кажется, она не возражала. Он осторожно прикоснулся к украшению, нечаянно дотронувшись шеи девушки, и аккуратно стал освобождать запутанный локон. Сейчас, когда она была ближе чем никогда, очень хотелось обнять ее, притянуть к себе и поцеловать.
С трудом пересилив себя, юноша ограничился тем, что выпутав локон, едва прикоснулся к нему губами. Она не смотрела в его сторону и вряд ли бы почувствовала... А искушение было выше его сил.

0

15

Когда закончите прошу написать  в отдельном посте , что эпизод отыгран

0

16

- Вам не зачем благодарить меня, мадам, я еще ничего не сделал, чтобы получить Вашу благодарность. Но если до нее дойдет дело, я буду, счастлив, поскольку награда, полученная от вас, может стать самым дорогим знаком признания.
"Глупец, -  сколько нежности таили ее мысли, - При моем положении тебе бы стоило опасаться любой связи со мной, а ты... Храброе сердце"
- Благодарность будет исходить не столько от моего имени, - сквозь ком в горле говорила герцогиня, и, понимая, что теряет самообладание, стремилась как можно дальше быть от него, но тело и сердце не слушалось, потому она не сдвинулась даже на миллиметр, - сколько от более высокопоставленной особы, я лишь буду посредником...
Мысли, даже фантазии роились в ее голове, и с каждой секундой Мари чувствовала, как силы покидают ее. 
- Позвольте, я поправлю? Ваш локон... запутался.
Она не видела его лица сейчас, но чувствовала спиной как он близко. Жар его дыхания и прохлада пальцев рук, которые на мгновение докоснулись до нее нежной шее, да так что по телу пробежал холодок. Мари, конечно, не возражала, но понимала что это последняя капля, потому повернувшись к юноше, она покрыла своей ладошкой его руку, из которой он еще не успел выпустить локон. Взглянув из-под ресниц самым соблазнительным взглядом, она промолвила:
- Я напишу Вам, - при том ее ладонь до сих пор держала его руку, а губ коснулась так самая обворожительная улыбка, которой пленялся каждый кавалер, - До праздника мы еще увидимся. Я обещаю! Тогда я представлю Вас моему знакомому.  
Напоследок ей ужасно хотелось прильнуть к его губам, и она чуть было это не сделала, если бы вовремя не опомнилась. Вместо этого чуть закусила губу, но он все понял… От того было и хорошо и одновременно скверно на душе.
- До скорой встречи, Рене, - последнее, что сказала герцогиня, одаривая Арамиса соблазнительным взглядом, словно имела на него право, и скрылась за дверью в ночи. «О, Святая Дева, дай мне сил и самообладания» - пробормотала под нос Мари, понимая что теперь он никуда от нее не денется, и рано или поздно она доведет это дело до конца…

0

17

Я напишу Вам, - Арамис отвлекся от пронизывания гипнотизирующим взглядом локона и взглянул прямо в ее глаза, в которых одновременно плескалась нежность, ирония и что-то еще такое, отчего в какой-то миг юноше показалось, что не его одного обуревают такие чувства.
До праздника мы еще увидимся. Я обещаю! Тогда я представлю Вас моему знакомому.   
Это скоро, значит, он не надолго останется наедине с собственным мыслями и чувствами. Но в следующий раз они уже будут не одни, и это будет совсем другое. Если бы она знала, что он фактически только ради нее согласился на эту авантюру, что ему не было столько дел до влюбленного англичанина, в то время, когда он сам с каждым мгновением все сильнее влюблялся в эту очаровательную, но исчезающую, как тень, девушку. Она сводила его с ума.
Спустя мгновение ее маленькая ручка выскользнула из его, и она скрылась за входной дверью. Только в этот момент Арамис понял, что упустил самую лучшую возможность, чтобы... Нет, раз упустил, так упустил, он не будет себя терзать, хотя больше такого шанса может и не представиться. Дверь с тихим шумом закрылась, оставляя юношу совершенного одного. Он подошел к окну и, приподняв невесомую занавеску, вгляделся во тьму, в которой исчезал уже такой знакомый силуэт.
Тень скрылась, Арамис отошел от окна и, задумчиво проведя пальцами по поверхности стола, достал пергамент и перо.
Вскоре на листе появились слова:
"Ты что грустишь, оплакивая грезы
И что влачишь безрадостный удел?
Перед грозой так сладко пахнут розы,
И соловей так нежно песню пел...
Что хуже может быть, чем расставанья
Двух любящих сердец на времена?
Но как нежны минуты ожиданья
Своей любви на веки и года..."

(с)
На столе рядом с пустыми, так и нетронутыми бокалами догорала свеча. За окном заметно посветлело. Наступало 11 сентября.

0

18

Эпизод отыгран.

0


Вы здесь » Интриги КД » ПРОШЛОЕ И БУДУЩЕЕ » Что вечер грядущий нам готовит? [10.09.1625]