Интриги КД

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги КД » ИКД #1 » Я не сказала да,милорд. Вы не сказали нет.©


Я не сказала да,милорд. Вы не сказали нет.©

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Название
Я не сказала да,милорд. Вы не сказали нет.©
Участники
Анна Австрийская, Джордж Вильерс Бекингэм
Место
Париж,Франция. Дворец короля Людовика XII.
Дата и время
Недавнее прошлое, лето 1625го.
События
Молодой король Британии, Карл I должен жениться. После срыва брачного контракта с Испанией, его выбор пал на юную Генриетту Бурбон, сестру Людовика XIII. Как и в первый раз, послом на переговоры назначен первый министр, герцог Джордж Вильерс Бекингэм, ловелас и фаворит Карла, фактический правитель страны.
Там, в Париже, рядом с угрюмым и меланхоличным Людовиком, герцог впервые увидел свою Елену!  Молодая, белокурая красавица, чей облик воспевали поэты всего континента, и со вселенской грустью в прекрасных голубых глазах, грустью женщины глубоко несчастной.
Отныне мысли, действия, все существование герцога были заняты только ей, прекрасной Анной Австрийской!
Воспользовавшись привилегиями посла, он нашел способ уединиться в парке, что бы никто не мог услышать их...

0

2

- Этот английский герцог так красив... - пользуясь хорошим настроением молодой королевы, фрейлины были разговорчивы и, пользусь отсутствием мужчин, вовсю сплетничали и пересмеивались, сопровождая Анну Австрийскую на прогулке по саду Тюильри.

- А этот легкий акцент, - восхищенно вздохнула одна из первых красавиц двора, гордая Шарлотта де Сен-Люк, - Он придает ему загадочности, Вы не находите?Золотоволосая мадемуазель де Граммон хихикнула, соглашаясь с подругой.

- Его голос звенит в тон его золотым цепочкам, - легкомысленно заметила она, - Удивительно, как ему удалось затмить своим изяществом и умением одеваться всех наших кавалеров, - мадемуазель даже слегка пожала плечами с досады.

Анна Австрийская шла чуть впереди, скрываясь от летнего солнца в тени легкого зонтика, который составил недавно лишь малую часть даров, в самой торжественной обстановке преподнесенных королю Франции посланником персидского шаха.
Сделанный из тончайшего шелка, он был расписан яркими цветами и невиданными птицами, порхающими с ветки на ветку. Чуть пробиваясь сквозь ткань, солнечные лучи усваивали себе все многообразие оттенков заморских красок и окрашивали лицо королевы то розоватым, то голубоватым, а то и золотистым тоном.

Королева была одета в дневное прогулочное платье бирюзовых тонов из ткани, присланной из Венеции ее правителями дожами, которые хотели заключить с Францией торговый альянс и обуздать морской аппетит ее собственной родины Испании. Видимо, поэтому Его Величество Людовик немедленно преподнес ей этот атлас в качестве подарка. Смирившись с очередным унижением и напоминанием о том, что при французском дворе она до сих пор является вовсе не желанной правительницей, но иностранкой, дочерью страны, которая чаще выступала противником, чем союзником Франции, Анна Австрийская не могла все-таки не отдать должного изумительной расцветке ткани. Молодая королева не была опытным политиком, возможно, на собственное счастье, поэтому вид платья из бирюзового атласа довольно быстро заставил разгладиться легкую складку на ее лбу, возникшую при мысли о том, какие политические цели преследовали дарители, пришедшие к ее супругу, и какие - сам Людовик.

Платье действительно стоило того, чтобы на время позабыть о всех своих невзгодах  - тона морской волны, оно оттеняло матовую кожу Анны Австрийской, которую она тщательно берегла от солнца. Голубые глаза королевы казались глубже, чем обычно, с ними прекрасно гармонировал небольшой крест, украшенный голубыми топазами, который она носила на шее. Белоснежный воротник платья был расшит серебром, а в волосах королевы красовались шпильки с такими же маленькими ярко-голубыми топазами.  Королева умела великолепно выглядеть, не злоупотребляя роскошью, в отличие от собственной свекрови - возможно, иемнно потому что Анна видела своими глазами, чего стоило ее свекрови это злоупотребление.

Отлично зная, какое она производит впечатление и сознавая все превосходство над любой из придворных красавиц, Анна в тот день казалась веселой и даже беззаботной - против обыкновения, и если ее беспокоила немилость, в которую впала ее ближайшая подруга, герцогиня де Шеврез, то королева не показывала этой тревоги своему окружению, и смеялась шуткам фрейлин, хотя сама, разумеется, избегала любых замечаний или оценок посланника короля Англии милорда Бэкингема - подобное поведение было бы не только легкомысленным, но и опасным: хоть Людовик свою супругу и ненавидел, но был ревнив не на шутку.

Слегка устав после получасовой прогулки, Ее Величество изъявила желание покормить лебедей на пруду, предложив потом дамам устроиться на небольшой привал на траве. По первому знаку старшей фрейлины, лакеи принесли подушки и покрывала, на которых Анна Австрийская со своим окружением уютно расположилась в тени столетнего дуба.

Анна Австрийская полулежала, облокотившись на подушку и рассеянно слушала последнее рондо господина Вуатюра, которое своим мелодичным голосом читала ей госпожа де Мотвиль.

Некоторое оживление среди фрейлин заставило королеву поднять голову.

- Мадемуазель де Сент-Эрмин, что с Вами? - чуть капризно протянула Анна Австрийская, - Вы мешаете нам наслаждаться стихами месье Вуатюра.

Фрейлина мгновенно вскочила и склонилась в реверансе.

  - Ваше Величество... герцог Бэкингем,   - пролепетала юная фрейлина.

Анна Австрийская лишь на мгновение нахмурилась, увидев, что к месту отдыха ее со свитей приближается тот самый английский вельможа, о котором сегодня было столько сказано ее фрейлинами. Возможно, он ищет внимания одной из них? Или хочет выполнить какое-то особое распоряжение короля Карла?

Подняв голову, королева приветствовала герцога жестом, однако не протягивая руки для поцелуя из тех же соображений, что не участвовала ранее в разговоре о нем.

- Милорд герцог, так значит, Вы не боитесь полуденного зноя?   - любезно спросила королева, избегая разглядывать английского посланника, как бы ей ни было это любопытно - увы - даже фрейлины - и те будут только рады случаю передать клевретам кардинала или фаворитам ее супруга каждое ее слово или жест.

0

3

На приеме Бекингэм как всегда блистал. Высокий ростом, превосходно сложенный, с пламенными черными глазами, этот красавец был одет в серый атласный колет, расшитый жемчугом, с крупными жемчужинами вместо пуговиц. На шее в шесть рядов красовалось ожерелье из столь же крупных жемчужин...
Послание Карла I по поводу женитьбы герцог передал рассеянно, на вопросы Людовика XIII отвечал также, что кому-нибудь из его спутников приходилось дополнять его ответ. Все внимание Бекингэма было устремлено на молодую королеву Франции Анну Австрийскую. Он любовался ею. Отвечая на вопрос короля: «Так значит, король Англии Карл I хочет взять в жены мою сестру Генриетту?», герцог думал совсем другое: «Как она прекрасна! Эти чудесные волосы, глубокие, ясные… и, почему-то печальные глаза…, -Бекингэм повернул голову в сторону Людовика,- Она несчастлива?- мысленно спрашивал он Его Величество,- Вы ее обижаете?» Герцог вел себя как ребенок, защищавший что-то дорогое ему.
«Неужели я влюбился?» - подумал Бекингэм.
Когда переговоры были закончены, Анна Австрийская со своими фрейлинами отправилась в парк. Бекингэм невольно сделал шаг за ней, но, заметив на себе удивленные взгляды, очнулся и сказал:
- Господа, я хотел бы отдохнуть. Ваше Величество, вы разрешите мне отправиться в ваш прекрасный парк? Мне бы очень хотелось посмотреть на природу французского королевского замка.
И, получив разрешение короля, Бекингэм вместе со своей свитой поспешил за королевой. Увидев Анну Австрийскую сидящей под большим дубом, герцог остановился, поправил свои золотистые волосы, оглядел свой костюм и направился к королеве.
- Милорд герцог, так значит, Вы не боитесь полуденного зноя? - спросила она, когда Бекингэм подошел.
-О нет, напротив, Ваше Величество.  Я очень люблю солнечную погоду, - ответил герцог,- Не хотите прогуляться?- в свою очередь спросил он, протягивая Анне Австрийской свою руку.
В свите Бекингэма послышался ропот: «Что это с герцогом? Он не болен?».
-Господа, - прервал их Бекингэм, - вы тоже можете пойти погулять по парку, посмотрите, какие красивые деревья.
И он рукой указал на отдаленную часть парка. Затем, повернувшись к королеве, улыбнулся, точно повторяя свое приглашение.

0

4

Анна Австрийская впервые пристально посмотрела на герцога Бэкингема, удивившись смелому предложению, которое должно было, обзано было ее разгневать. Как ни странно, гнева не было, хотя немногие французские принцы дерзнули бы пригласить ее на прогулку по саду - что говорить тогда об английском посланнике. Чувство долга подсказывало ей высокомерно отказаться, тем более, что и фрейлины умолкли, подглядываяна красавца герцога... Только и ждут повода, чтобы посплетничать. Королева передернула плечами - но скорее от досады на не в меру болтливых фрейлин, чем на англичанина.

Святая Мария, он даже не знает, насколько дерзновенно при французском дворе  - предложить несчастной королеве прогуляться по саду, не знает, какими даже столь невинное развлечение грозит последствиями... Ревность Людовика, нашептывания клевретов кардинала. Всех, кому она высказывает расположение, стремятся удалить от нее как можно дальше, а ее дружба оказывается роковой для всех, кто с ней только сталкивается.

Возможно, чувство долга и победило бы в Анне Австрийской, но против него восстало чувство королевского достоинства.

*Я  - монархиня,  - госпожа этой страны. Я - дочь, сестра и жена королей. Неужели  я уже боюсь даже сделать лишний шаг по саду?* - уже раздраженно подумала королева, с тоской глядя на англичанина, возможно, впервые подумав, что он красив и говорит с удивительной для простого дворянина властностью и гордостью, которые она так отвыкла видеть во французских придворных.

- Кажется, недавно Вы посетили Испанию, герцог, - вслух сказала она, чтобы быть в крайнем случае обвиненной лишь в интересе к собственной родине, а не к посланнику страны столь часто враждебной Франции, - Ну что ж, я согласна, - последние слова Анны Австрийской звучали почти вызывающе.

Королева, опираясь на руки мадам де Мотвиль и мадемуазель де Граммон поднялась с подушек и протянула руку герцогу, на мгновение глянув на него почти весело и почти дерзко - лишь на мгновение, -   Идемте, милорд, расскажите мне новости о моем царственном брате, короле Филиппе. 

Уже опираясь на руку Бэкингема, королева бросила фрейлинам, -   Я желаю, чтобы меня сопровождали госпожа де Мотвиль и госпожа де Сен-Люк. А Вас, дамы, я прошу проявить нашу французскую любезность,  - эти слова королева слегка выделила, чтобы именно они достигли ушей ее мужа и ненавистного первого министра, - Да-да, проявить французскую любезность и показать свите милорда Бэкингема новую часть сада, с персиковыми деревьями. Насколько я знаю, наш царственный брат Карл интересуется садами, ему будет приятно, если его дворяне смогу рассказать ему о том, как меняется Тюильри. 

- Милорд, выберите двух дворян из Вашего окружения, чтобы они сопровождали нас вместе с моими придворными дамами,  -  сказала она негромко, обращаясь к герцогу.

0

5

Бекингэм не отрывал взгляда от королевы.
"Неужели она откажет? Ну?". Сердце герцога забилось сильнее, взгляд вдруг стал растерянным, во рту пересохло. Он левой рукой теребил жемчуг своего камзола.
"Может, я ей неприятен? Может, что-то мешает ей решиться?" Он взглядом оглядел всех присутствующих. "Черт возьми! Я выгляжу глупо " - подумал Бекингэм. Он сделал над собой усилие, вздохнул, выпрямился и посмотрел на королеву нежным взглядом.
- Кажется, недавно Вы посетили Испанию, герцог,- сказала наконец Анна Австрийская. У этого герцога захватило дыхание ...
- Ну что ж, я согласна,- закончила королева. Лицо Бекингэма озарила улыбка. " Да, она согласилась! Ах, как я счастлив! Да что со мной в конце концов?!"
Анна Австрийская поднялась с подушек, Бекингэм подставил руку.
-   Идемте, милорд, расскажите мне новости о моем царственном брате, короле Филиппе.  Королева оперлась на руку Бекингэма. При этом прикосновении, по спине герцога пробежала дрожь. Он с восхищением наблюдал за тем, как Анна Австрийская отдавала распоряжения своим приближенным.
- Милорд, выберите двух дворян из Вашего окружения, чтобы они сопровождали нас вместе с моими придворными дамами,- сказала она затем Бекингэму. Герцог закивал и пролепетал:
-Хорошо, Ваше Величество...
Потом он знаком подозвал к себе двух людей из его свиты, которые проходили в этот момент рядом и сказал:
- Господа, я попрошу вас находиться рядом со мной.
" О, Боже! Я теряю голову". Бекингэм заглянул в глаза Анны Австрийской, затем перевел взгляд на короля. "Черт! Да в чем тут дело?!" Герцог улыбнулся королеве и медленно зашагал по аллее.

0

6

Анна Австрийская шла, легко опираясь на руку герцога и слегка щурясь на солнце, наблюдая его сквозь просвет ресниц, так, что все вокруг казалось золотистым. Волнение англичанина не ускользнуло от нее. Влюблен? Так быстро и так скоро? Или просто фаворит короля Англии желает быть равным коронованным особам во всем, и  его восхищение рождено тщеславием?

- Ну что же, милорд Бэкингем, я жду рассказа о том, как поживает мой царственный брат, - с улыбкой сказала Анна Австрийская, которой невольно передалось волнение герцога, - Вести из Испании иногда долго идут до французского двора. Ах, герцог, Вы можете путешествовать, перед Вами открыт весь мир. Удел королей не так прост и блистателен, как принято считать, - королева вздохнула. Свой фразой она рассчитывала дать понять Бэкингему, с одной стороны, что королева Франции не явлется ровней даже самым высокопоставленным особам, и поэтому не может быть игрушкой для чьего-то тщеславия, с другой же стороны - она чувствовала, что англичанин хотел остаться с ней наедине, пусть в окружении ближайших придворных, чтобы начать говорить о своих чувствах, что было бы не только безрассудно, но и опасно.

"Если бы я не была королевой, то я могла бы даже восхищаться этим человеком",
- тем временем думала она, - "Да, просто восхищаться и радоваться чужому восхищению, жить, быть счастливой и несчастной, радоваться чему-то простому и чему-то сложному... Если бы..."

0

7

Бекингэм ступал мягко, осторожно держа нежную ручку Анны Австрийской, словно нес самое драгоценное сокровище в мире. Хотя так оно и было. Сейчас для герцога она была дороже всего на свете. Он следил за малейшим ее движением и вздрагивал при каждом неосторожном шаге. Бекингэм только начинал понимать, что он влюбился, и что это не минутное увлечение, а зарождающаяся настоящая и искренняя любовь. Герцог полюбил в первый раз.
"Боже мой, надо же мне было влюбиться в саму королеву Франции! Как я могу любить королеву?! Кто она и кто я? Но ее печальные глаза? Король? Здесь невозможно разобраться…Ясно одно – я влюблен. Попытаться забыть о любви? Загубить ее в начале? Боюсь, что я на это не способен… Полюбить так неожиданно! И кого! Ах…….»
- Ну что же, милорд Бэкингем, я жду рассказа о том, как поживает мой царственный брат,- прервала его мысли Анна Австрийская,  - Вести из Испании иногда долго идут до французского двора. Ах, герцог, Вы можете путешествовать, перед Вами открыт весь мир. Удел королей не так прост и блистателен, как принято считать. Бекингэм бросил пламенный взгляд на королеву.
-Вы любите путешествовать?- спросил он, подобно волшебнику, исполняющему желания, сделав жест рукой, Бекингэм исправился,- Ваш брат? О, с Его Величеством все нормально. Мне очень жаль, что мы так и не договорились о свадьбе, но если бы не это, то я бы не приехал в качестве посла сюда и не увидел бы В…..Ее Королевское Высочество принцессу Генриетту, которая несказанно понравится Его Величестве королю Карлу I. Бекингэм чуть было не сказал лишнего, но вовремя  остановился. « Черт возьми! Вот теперь я точно уверен, что ее очарование сводит меня с ума…» Он посмотрел на королеву и подарил ей нежную улыбку. На языке вертелись три прекрасных слова «Я люблю вас...»

0

8

- Моя сестра Генриетта добра и прекрасна, - отчаянно заговорила Анна Австрийская, чувствуя, что ей больно дышать. Беспокойство герцога. Испанская инфанта. Нелюбовь Людовика. Враг Франции, который может быть хочет ее скомпрометировать. Красивый мужчина, который, будь она не королевой, нравился бы ей, - О боже, - У королевы Франции перед глазами заплясали черные точки, а следующие мгновения она не помнила.

- Госпожа де Граммон?
- слабо проговорила Анна Австрийская, - Мне стало дурно. Призовите моих фрейлин, я приказываю, - голос королевы звучал как мяуканье котенка - она задыхалась и только надеялась, что у английских вельмож хватит такта удалиться.

Вдалеке уже слышались обеспокоенные голоса фрейлин. Сейчас ей помогут уйти в более прохладное место, и все будет, как прежде. Анна Австрийская отчасти из дипломатических соображений, отчасти - от веления сердца -  избегла рук английских дворян и облокотилась на столетний дуб в саду Тюильри.

0

9

Бекингэм сам не понимал, что происходит. Кажется, разговор зашел в тупик. " Какое странное чувство ...эта любовь. И надо же ..." Герцог шел молча, покачиваясь.
- Моя сестра Генриетта добра и прекрасна, проговорила Анна Австрийская. Бекингэму даже показалось, что голос ее дрожал. Он посмотрел на королеву. Можно было заметить, что Анна Австрийская вот-вот упадет. Он засуетился.
- Госпожа де Граммон?  Мне стало дурно. Призовите моих фрейлин, я приказываю. Похоже, что слабость передалась воздушно-капельным путем. « Ей плохо,…Что мне сделать? Это я виноват…». Бекингэм сдавленным голосом позвал своих приближенных, отправил их на помощь королеве Франции, но сам не посмел сделать и шагу. Заботливые фрейлины бережно взяли Анну Австрийскую под руки и отвели к большом дубу.
Герцог проследил за ними взглядом, издалека низко поклонился, и, дрожа, словно в лихорадке, отправился в свою комнату. Там, откинувшись на кресло, он предался мыслям: « Боже, ну за что же мне это? Ну почему я влюбился именно в нее? Она и так несчастна, а тут еще я со своей любовью… Ей наверно сейчас хуже, чем мне. Помучил я сегодня королеву… К черту вся эта прогулка. Я понимаю, почему она ушла. Я вел себя как…безумец… ,- Бекингэм положил голову на руки,- так вот, что такое любовь…»
-Ах.… Эй, кто-нибудь! Принесите мне воды! - повелительным тоном крикнул герцог. Его приказание тотчас же исполнили: хрустальный стакан с водой оказался в руках Бекингэма. «Любовь из жалости… нет, она пленила меня… в ней есть что-то особенное, что-то такое, чего нет у других.… И, по-моему, король это не ценит…». Рука герцога задрожала, бокал выпал и разбился.… На звон прибежали слуги. Бекингэм прогнал их. Ему нужно было отдохнуть, собраться с мыслями. Часа через два герцог был уже точно уверен, что эта любовь к королеве настоящая и надолго.

Отредактировано Джордж Вильерс, Бекингэм (2011-09-07 20:34:50)

0

10

Анна Австрийская плохо чувствовала себя весь день и отдавала фрейлинам противоречивые указания, и лишь посещение госпожи де Шеврез привело ее в несколько более веселое расположение духа. Практически не притронувшись к ужину, она изъявила желание лечь в постель как можно раньше.

Сон не шел. На посещение Его Величества рассчитывать не стоило... Внезапно Анна взрогнула, как будто от отвращения при мысли о ласках собственного мужа и французского монарха, невольно представив на его месте...
Придя в ужас от одной подобной мысли, королева вскочила на постели и босиком прошла к окну, прижавшись к стеклу пылающим лбом.

*Что со мной? Одна мимолетная встреча, и этот взгляд...*
- королева привыкла к восхищению, даже проявлениям влюбленности у иных поэтически настроенных придворных. Бэкингем же был совсем иным - не томным воздыхателем и поэтом, но человеком настолько сильным, что даже испанская гордость самой Анны Австрийской меркла перед решительностью и властностью англичанина.

Королева стояла у окна, нервно покусывая губы и краснея при воспоминании, как ей вдруг стало дурно, стоило герцогу заговорить о своих чувствах.
Вспоминая весь краткий разговор, Анна Австрийская признавала, что упрекнуть себя ей не в чем - они с герцогом обменялись немногими светскими фразами. Тогда что же, что стало причиной, по которой слова в какой-то момент показались такими обременительными, а вежливые фразы стали соломинкой, за которую она хваталась, словно утопающий, а не как государыня Франции?

*Он должен уехать... Я не хочу больше его видеть... Завтра я его увижу... На утреннем выходе.... Так скоро... Так долго...*
- мысли и чувства королевы были в полном беспорядке. Наконец, сделав несколько глубоких вдохов, Анна успокоилась, а сердце перестало беспокойно биться.

*Королева не может быть женщиной... Этот глупый обморок не повторится. Я встречу завтра герцога, как королева Франции и буду с ним любезна как жена короля, руки сестры которого он добивается для своего монарха. Надо будет поговорить с ним, и быть особенно доброжелательной*, - сказала себе Анна Австрийская, после чего легла обратно в постель, и еще долго не могла сомкнуть глаз.

0

11

На следующий день Анна Австрийская была приветлива с окружающими, хотя временами казалась  задумчивой и отстраненной.
Для того, чтобы встретить герцога и загладить перед ним то, что он мог бы принять за неловкость, королева решила нанести визит сестре своего мужа, принцессе Генриетте, зная, что английские дворяне проводят много времени в той половине дворца, развлекая будущую супругу своего короля.

Сперва Анна Австрийская хотела выбрать платье голубого цвета, расшитое золотыми лилиями, символом королевской власти во Франции, чтобы предстать перед герцогом Бэкингемом не женщиной, которую он взволновал своим порывом вчера на прогулке, но королевой могущественной державы, однако неожиданно поддалась чувству, которое сама определила как милосердие к влюбленному. К тому же он скоро навсегда покинет Францию...

В результате королева выбрала платье светло-бирюзового атласа, в котором смотрелась больше очаровательной, чем величественной. Наряд дополняло  колье  с золотыми цветами, в центре каждого из которых сиял аквамарин.  Это украшение было легче и изящнее, чем изделия современных мастеров, и было частью приданного испанской инфанты, а испанским королям, в свою очередь, досталось от мавританских владык, столетия владевших ее родной страной до самой Реконкисты, с честью начатой Изабеллой Кастильской и Фердинандом Арагонским.

Во дворце Эскориал, где прошло детство Анны, в королевской молельне были статуи этих владык, и, когда Анна была маленькой, она молилась, чтобы быть похожей на королеву Изабеллу. Увы – Фердинанд, судя по портретам, был высок и красив, решителен и ничем не похож на вялого Людовика. Оставалось только брать пример с прославленной прародительницы в ее преданности долгу и церкви, и сейчас, невольно вспоминая события вчерашнего дня, Анна про себя прошептала мольбу этой великой властительнице, чтобы она дала ей мужество и спокойствие, которые нужны для разговора с герцогом. Вчера она была слаба, она позволила ему смутить себя. Нет, сегодня она будет любезна с посланником короля Англии, будущего мужа ее сестры, французской принцессы. Пусть говорит что хочет – когда герцог увидит, что она может быть к нему лишь добра, то сам поймет всю безнадежность своей страсти.

В глубине души Анна понимала, что играет с огнем и поступает несколько неразумно, так как лучшим было бы вовсе не видеться с Бэкингемом, однако этому своему капризу противостоять не могла.

Войдя к принцессе Генриетте, Анна Австрийская поняла, что не ошиблась в своих предположениях: та действительно принимала английских дворян во главе с герцогом. Играли музыканты, которых Ее Величество изъявила желание послушать, чтобы иметь возможность остаться подольше.  Почти сразу после того, как королева обменялась с Генриеттой Французской несколькими фразами, доложили о прибытии еще одной дочери Генриха Четвертого, Катрин дЭстре, герцогини Вандомской. Внебрачные дети великого короля от Габриэль дЭстре были им признаны и воспитывались почти наравне с детьми от законной супруги Марии Медичи, поэтому герцогиня Вандомская могла рассчитывать на самый теплый прием от всегда приветливой и кроткой Генриетты.

Беседа двух внебрачных сестер дала возможность Анне Австрийской сделать вид, что она увлечена музыкой более, чем разговором, и отойти в небольшую нишу у окна, как будто бы лютнисты заставили ее задуматься о чем-то. Ее фрейлины весело щебетали с английскими дворянами, а королева  милостиво кивнула герцогу Бэкингему, нарочито открыто подзывая его к себе.
- Доброго дня Вам, милорд. Его Величество утром спрашивал о Вас и интересовался, примете ли Вы участие в большой королевской охоте, - голос Анны Австрийской был спокойным и ровным, однако взгляда герцога она избегала.

0

12

После бессонной ночи, Бекингэм, наскоро позавтракав, отправился к Ее Королевскому Высочеству, принцессе Генриетте, надеясь, что там он застанет королеву. Герцог одел свой парадные костюм и отправился со своей свитой в покои будущей королевы Англии.
Бекингэм заставил себя принять веселый вид, хотя на душе у него было неспокойно и волнительно. "Если я сейчас увижу ее, мной опять овладеет безумие, я опять наговорю всякой ерунды. Но, в тоже время, меня тянет к ней....Ах, а я еще удивлялся, когда мои придворные рассказывали мне о своей любви ..."
Герцог прижал руку ко лбу и остановился.
-Что-то случилось, милорд? Вам плохо? Может быть, вы пойдете отдохнуть? Вы и так всю ночь не спали, - заботливые слуги засыпали герцога вопросами.
-Нет-нет, все нормально. Просто на миг закружилась голова. Здесь, в коридоре так душно,- Бекингэм вздохнул и принужденно улыбнулся,-Пойдемте, нас ждут.
Зайдя к Генриетте, герцог низко поклонился и высказал сове почтение сестре  короля. Затем он ответил на несколько ее вопросов, касающихся Карла I, и отошел к окну, предоставив своей свите пообщаться с Генриеттой.
Спустя несколько минут доложили о прибытии королевы Франции. Услышав это, Бекингэм встрепенулся и повернул голову ко входу.Вошла Анна Австрийская, Бекингэм поклонился. Заметила она его поклон или нет, но когда герцог встал, королева уже разговаривала с Генриеттой. Затем прибыла герцогиня Вандомская, и Анна Австрийская отошла к окну, расположенному напротив Бекингэма. Герцог следил за ней, не отрывая глаз. Он думал, что королева забыла его и просто не обращает на него внимания. Но, вопреки ожиданию Бекингэма, Анна Австрийская кивком подозвала его к себе. Герцог весь затрепетал.
- Доброго дня Вам, милорд. Его Величество утром спрашивал о Вас и интересовался, примете ли Вы участие в большой королевской охоте,- спросила она его.
Бекингэм поклонился и нежно поцеловал руку королевы.
-Добрый день, Ваше Величество. Мне будет очень милостиво и приятно поохотиться вместе с королем. А как Вы себя чувствуете? Вчера Вам было худо.
Герцог уже почти забыл, что разговаривает с королевой Франции.

Отредактировано Джордж Вильерс, Бекингэм (2011-09-18 12:44:22)

0

13

-Добрый день, Ваше Величество. Мне будет очень милостиво и приятно поохотиться вместе с королем. А как Вы себя чувствуете? Вчера Вам было худо.

«Боже мой, я, королева Франции… Я сама пришла сюда, чтобы он говорил со мной, как… Как если бы я не стояла так высоко, как если бы я была просто женщиной», - разум Анны Австрийской в смятении требовал от нее разгневаться на герцога, который позволяет себе обращаться к ней, как будто бы они давно знакомы. Но было и другое. Когда еще и с кем еще можно будет вот так говорить? Кому при французской дворе искренне интересно, как она себя чувствует и почему печальна – если ее печаль не означает утраты милости или не может быть обращена в титул или расположение короля и кардинала.

- Благодарю, милорд, меня редко спрашивают о моем здоровье, - улыбнулась королева, - Нет-нет, все хорошо. Но Вы сами бледны. Неужели воздух нашей прекрасной страны не идет Вам на пользу? – Анна говорила эти слова ласково, не пытаясь перевести все в тон официальной светской беседы, как накануне, так как увы – с герцогом Бэкингемом это не получалось. На него можно было или разгневаться, или пойти ему навстречу. И увы – гневаться на англичанина Анна Австрийская не могла. В конце концов, пусть его небезраличие к ней кощунственно, но как редко она видит его во Франции. Одна беседа, а потом - герцог вернется в Англию и вскоре забудет об этой поездке, а она, когда будет совсем тяжело, когда ненависть окружения короля и кардинала станет нестерпимой, просто вспомнит это утро и поверит, что в этой ненависти виновата не она, что не она заслужила это проклятие судьбы. Что есть где-то человек, который испытывает к ней добрые чувства, ничего не желая взамен - Анна внимательно посмотрела на герцога, пытаясь понять, не обманывается ли она относительно его бескорыстия - ведь он знает, что его симпатия останется без всякого ответа. Что касается ее расположения для соискания милости короля Франции - Бэкингем слишком опытный дипломат, чтобы обманываться по поводу ее реального влияния при французском дворе.

0

14

- Благодарю, милорд, меня редко спрашивают о моем здоровье. Нет-нет, все хорошо. Но Вы сами бледны. Неужели воздух нашей прекрасной страны не идет Вам на пользу? С этими словами королева улыбнулась, что ободрило герцога. Но он все-таки обратился к Анне Австрийское как к королеве:
-Прошу прощения за столь нескромные вопрос, Ваше Величество. Просто я посчитал себя виновным за Ваше плохое самочувствие и  счел своим долгом спросить Вас об этом. Простите за доставленные за вчерашний день Вам неудобства. Бекингэм улыбнулся, он говорил искренне.Герцог так стремился встретиться с королевой, а сам робеет, как ребенок.
- О, насчет меня не беспокойтесь. Все в порядке. И, совсем наоборот, во Франции я чувствую себя себя даже лучше, чем в Англии.
Герцог пристально посмотрел Анне Австрийской в глаза, но тут же отвел взгляд."Поистине, рядом с ней мне очень хорошо, но в то же время...."

Отредактировано Джордж Вильерс, Бекингэм (2011-09-20 20:01:04)

0


Вы здесь » Интриги КД » ИКД #1 » Я не сказала да,милорд. Вы не сказали нет.©