Интриги КД

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги КД » ИКД #1 » Откровения или что-то большее? [06.09.1625/07.09.1625. Вечер-Утро]


Откровения или что-то большее? [06.09.1625/07.09.1625. Вечер-Утро]

Сообщений 21 страница 40 из 108

21

- Я не забыла, монсеньор, что Вы получили шапочку в...
Улыбку кардинала будто стерли невидимой рукой.
- Эту шапочку, помимо всего прочего, я получил и за то, что сумел примирить короля Людовика с матерью. - Холодно сообщил он, пристально глядя в глаза Камиллы. Судя по всему, еще чуть-чуть и графиня не хуже кошки вцепится ему в лицо... Впрочем, отступать он не собирался.
- Что касается популярности этого особняка. То вы чересчур преувеличиваете как достоинства прекрасной половины Парижа, так и наличие у меня свободного времени. Впрочем, если вам так будет комфортнее, я готов в следующий раз пригласить вас в Пале-Кардиналь. Но гарантии, что уж там-то никто ничего не заметит не дам.
Камилла попыталась оттолкнуть его, но Ришелье только чуть откинулся назад.
- Что еще вас заинтересовало? Ах да, таинственная дама, приехавшая с Рошфором. Спешу разочаровать - эта дама, безусловно, весьма прелесна, но мы слишком друг другу обязаны, чтобы становиться любовниками.
Ришелье отпустил женщину и подошел к столу, чтобы налить себе вина. Отпив глоток он бросил в сторону графини насмешливый взгляд.
- Я повторюсь только один раз, и надеюсь вы запомните это. Кроме вас в моем окружении нет женщин. Только пешки. И Комбалетта, разумеется, но она на особом счету. - При очередном упоминании королевы-матери он нахмурлся - Я больше не наношу визитов ее величеству. И вряд ли когда-то она вновь решит удостоить меня такой чести.

0

22

Камилла торжествовала что сумела задеть его в отместку за издевательства. Но когда он посетовал на немилость старой итальянки к его влюбленности в нее - не поняла. "Как можно всерьез прельститься этой старой кошкой? Ведь он на столько моложе, и с его внешностью... Она совершенно перестала следить за собой, будто королева - уже не женщина"
Графиня подошла и обняла его за шею
- Это бесчеловечно с Вашей стороны дразнить меня пешками, и еще более жестоко вздыхать о старой итальянке в присутствии молодой француженки. Папский престол она Вам не даст, а я могу дать нечто интересующее Вас ни меньше - Камилла усмехнулась и отошла от него на шаг, взяв гроздь винограда выбирая самые спелые и сочные ягоды.

0

23

- Это бесчеловечно с Вашей стороны дразнить меня пешками, и еще более жестоко вздыхать о старой итальянке в присутствии молодой француженки. Папский престол она Вам не даст, а я могу дать нечто интересующее Вас ни меньше
Ришелье мягко отстранил собеседницу.
- Здесь бывает много пешек, моя дорогая. Особенно тех, которым по ряду причин не следует мелтешить по улицам до поры. Так что вам придется с ними смириться. - Он отошел к окну, задумчиво глядя на вспышки молний в темном небе. Кардинала вдруг охватили сентиментальные воспоминания.  Не слишком приятные, но странно щемящие сердце.
Как ей объяснить, что не все в этом мире решает красота? Как объяснить, что королева-мать не только бывшая любовница, но и к сожалению, уже бывший союзник. Достаточно сильный и влиятельный...
- Ее величеству я обязан практически всем, моя дорогая. Более того, именно ей я обязан нынешним расположением короля. - Последнее предложение Камиллы полоснуло прелату слух не хуже кинжала. - Вам не идет этот тон графиня. Столь вульгарные сененции простительны куртизанкам вроде Нинон де Ланкло или Марион Делорм. В ваших устах они звучат слишком грубо.
Министр умолк, задумчиво сложив руки на груди и уставившись невидящим взглядом в окно. Ему внезапно вспомнилось его представление двору уже в качестве первого министра. Казалось, Мария радовалась этому событию гораздо больше, чем он...
Поразительно, как может изменить отношения двух людей различие политических взглядов! - пронеслось мысль. Отчего-то его преосвященству захотелось вернуться на десять лет назад. В изгнание Блуа, и плевать на опалу. Там он чувствовал себя дома.

Отредактировано Арман де Ришелье (2011-08-25 18:32:16)

0

24

- Здесь бывает много пешек, моя дорогая. Так что вам придется с ними смириться.
Камилла лишь неопределенно пожала плечами, ей было совершенно безразлично наличие пешек, но она не могла удержаться что бы не пощекотать нервы первому министру, хотя, наверное, глубоко в душе и полюбила его...глубоко... ну очень глубоко...
Она прекрасно понимала что связывает его с итальянкой, что каждый шаг его по лестнице власти оберегала эта женщина, даже в пору изгнания. Не будь Медичи - быть может не было бы и Ришелье.  Он мог до конца своих дней кормить комаров и пиявок в своем затхлом Люсоне. Сейчас он поднялся на самую высокую ступень, он - первый министр которому король доверяет чуть ли ни больше чем самому себе, фактически это на его голове держится корона.
Камилла подошла сзади и осторожно положила ладонь ему на спину, желая как-то сгладить неприятные воспоминания о разрыве союза с взбалмошной итальянкой.
- Я понимаю, Арман, прекрасно понимаю - ее голос звучат тихо и нежно, без ноток ревности или фальши. За эти месяцы первый министр показал ей другую сторону луидора, и она начинала признавать правоту его взглядов на политику, хотя и не разделяла взгляды на вмешательства в сердечные дела несчастной королевы. Однако его реакция на ее полу-шутку, относящуюся к делам политическим, а именно к некоторым немаловажным деталям появления в Париже герцога, и его скорой встречи с королевой, шокировала ее и заставила отпрыгнуть на несколько шагов, будто у нее под ногами разверзлась геена огненная и пламя взметнулось перед лицом опаляя кружева ее платья.
- Вам не идет этот тон графиня. Столь вульгарные сененции простительны куртизанкам... В ваших устах они звучат слишком грубо.
Да как он посмел! Сравнить меня с...! Роган казалось что она задохнется от оскорбления и вспыхнувшей ненависти к этому жалкому царедворцу, плаксивому шуту...
- А Вы, как я посмотрю, великолепно осведомлены о нравах подобных женщин, и видимо часто платите им за их услуги!
Первый раз в жизни Камилла пожалела что не родилась простолюдинкой, иначе самое легкое что обрушилось бы на голову наглеца был бы вон тот бронзовый канделябр с каминной полки, а следом за ним его копия, стоящая по другую сторону.
На дуэль его никто не вызовет, это оскорбление было нанесено наедине... а рассказать мужу - придется долго объяснять что именно она делала в доме кардинала ночью, да и подвергать опасности вспыльчивого супруга она не хотела. Генрих был самым дорогим для нее человеком.  Стало быть, ей самой придется отблагодарить министра... по своему. И те козыри которые она готова была сейчас передать в руки Ришелье, теперь крепко сжаты в кулак.
- Мне помнится именно Вы увещевали меня перейти на этот тон не далее чем весной этого года, когда изволили посетить наш тихий вечер. Именно Вы внушали его в Рюэле, и не жаловались на него прежде. - Камилла встала между Ришелье и окном. - Но я католичка, и не буду оспаривать духовное наставление принца Церкви.
Графиня взяла его руку, с самым холодным и надменным видом прикоснулась губами к кардинальскому рубину, и с высокомерной осанкой вернулась к креслу. Это видимое спокойствие стоило ей ни мало усилий, но она решила до конца доиграть эту роль.

0

25

- А Вы, как я посмотрю, великолепно осведомлены о нравах подобных женщин, и видимо часто платите им за их услуги!
Кардинал повернулся к ней с насмешливой улыбкой.
- О, да! Я плачу им часто и весьма щедро. Ибо половину секретов Парижа выбалтывают не в Бастилии, не на пьяных пирушках и не в светских салонах, а под балдахинами их постелей! - Он посмотрел на нее в упор - Возможно, вам небезинтересно будет узнать, что столь любимый ее величеством англичанин провел немало времени в доме Марион Делорм. А под крышей Нино де Ланкло строился заговор Шале. Так что этих куртизанок я знаю очень хорошо, графиня.
Ришелье продолжал стоять у окна стараясь справиться с клокотавшими внутри него эмоциями. Положительно, эта женщина обладала уникальным талантом доводить первого министра до белого каления. С одной стороны ее выпад привел его в бешенство, с другой - ревность не могла не греть душу.
Затягивающуюся паузу разрядило появление Пьера. Его сопровождали двое лакеев, несущие сервированный к ужину стол. Молча поставив свою ношу у камина, слуги отвесили поклоны графине, спине хозяина и так же молча удалились.
- Присаживайтесь, графиня. Насколько я знаю, вы ничего не ели с утра, а в мои планы не входит морить вас голодом. - Уронил Ришелье не поворачиваясь к своей собеседнице.

Отредактировано Арман де Ришелье (2011-08-26 11:51:34)

0

26

Ибо половину секретов Парижа выбалтывают не в Бастилии, не на пьяных пирушках и не в светских салонах, а под балдахинами их постелей!
- Вы великолепно усвоили урок, и сами пользуетесь теми же методами! - Урожденная Роган смерила его испепеляющим взглядом вальяжно опустилась в кресло. Она видела как судорожно дернулись его скулы, он с трудом сдерживался. В сердце молодой женщины боролись два чувства, желание довести его до нервного срыва, и некоторая жалость. Он крутил в пальцах жизни европы, а она - его.
В момент когда воздух накалился до предела, и оба были готовы взорваться, появился Пьер. Камилла откинулась на спинку кресла, с насмешкой наблюдая за немым ритуалом. Судя по всему, кардинал планировал остаться с ней до утра. "Ну что же, мы продолжим эту партию... в другое время и при других обстоятельствах" Графиня встала и с вызывающим видом подошла к кардиналу.
- Надеюсь, монсеньор не откажет мне в компании? Это было бы крайне негостеприимно с его стороны.- в ее голосе звучала холодная насмешка, а на лице играла самая нежная и невинная улыбка. Она смотрела на него на столько искренне и добродушно, что можно было решить что она глубоко раскаялась в своих нападках. Не дожидаясь ответа, она продела свою руку ему под руку и развернулась к столу. На ближайшие пол часа явно наступило перемирие, и она великолепно справлялась с ролью.

0

27

- Вы великолепно усвоили урок, и сами пользуетесь теми же методами!
Ришелье ответил Камилле ледяным взглядом.
- Я пользуюсь самыми разными методами, милейшая графиня. Уж такова моя работа. Впрочем, я должен был помнить, что в свите королевы продолжают верить в то, что большая политика делается в белых перчатках и напоминает милые посиделкип в узком кругу.
Он позволил подвести себя к столу и подвинул стул Камилле. Сев напротив, он почти с ненавистью взглянул на стоящие перед ним блюда. Аппетит у Ришелье пропал совершенно.
А вечер обещал быть приятным - думал он, меланхолично ковыряя вилкой опять вспомнилась Мария Медичи. В похожий сентябрьский вечер, когда они сидели за столом в Лувре и только что назначенный на пост министра кардинал уговаривал свою патронессу не настаивать на католическом союзе с Габсбургами в ущерб гораздо более выгодному союзу с протестанской Германией. - Тот вечер тоже обещал быть приятным, а закончился грандиозным скандалом, со швыряними безделушек и итальянскими проклятиями...
Ришелье бросил взгляд на Камиллу - она тоже не проявляла энтузиазма к ужину, проигнорировав даже любимые блюда. Впрочем, пока они сидели за столом, затянувшуюся паузу можно было объяснить тем, что сотрапезники полностью поглощены процессом потребления пищи.
Пьер снова зашел в комнату и с поклоном передал кардиналу записку. Тот пробежал ее глазами, нахмурился и чертыхнулся.
- Пусть курьер передаст адресату, что мы решим этот вопрос завтра - уронил он, комкая листок бумаги и отправляя его в камин.

0

28

Его прервут даже в объятьях эроса, усмехнулась, отправляя в рот кусочек баранины, хорошо что мясо требовало длительного пережевывания, чем Камилла и занялась .
Некоторое время, она поглядывала на кардинала из под ресниц, дав ему достаточно времени для воспоминаний, явно мучавших его. Графиня почти понимала старую итальянку, видимо ты устала его делить с половиной Европы даже в те мгновения когда ей хотелось побыть наедине. Молодая женщина готова была поклясться, что если кто либо из слуг еще раз явится - ее нервы не выдержат. Она была молода и пылка натурой, длительное молчание или бездействие могла повлечь за собой самые непредсказуемые и нежелательные последствия. Видимо именно по этому она и стала на пару с кузиной способствовать интрижкам молодой королевы. В конце концов она не выдержала и прервала гнетущее молчание.
- Видимо, Вам слишком дороги некоторые воспоминания, раз Вы стараетесь сбежать в прошлое... - она поддела кусочек перца, - прошу прощения если заставила Вас вернуться в не столь приятное время.

0

29

Ришелье вздрогнул, возвращаясь в действительность и посмотрел на Камиллу.
- Я бы не сказал, что то время было... неприятным. - Проговорил он, тщательно подбирая слова - Сложным, непредсказуемым - да. Но вместе с тем, можно сказать, что тогда я был счастлив.
Зачем, черт возьми, я ей об этом рассказываю? И откуда взялись эти сантименты? Еще немного, и графиня при желании, сможет раз и навсегда уничтожить остатки моей репутации...
Он лениво подцепил на вилку ломтик баклажана и заставил себя посмотреть на собеседницу.
- Все-таки, вы еще невозможно молоды, дорогая. Боюсь, беседы о ценности воспоминаний должны быть вам чужды...
В конце концов, его преосвященству надоело издеваться над блюдами и он раздраженно оттолкнул от себя тарелку. Внезапно ему показалось, что на его плечи лягла вся усталость скопившаяся за эти годы. С усилием он расправил плечи и вернул на лицо привычную холодно-невозмутимую маску.

0

30

- А сейчас? Когда Вы на вершине власти и в ответе только перед Богом? - Камилла вернула на тарелку овощ, - Вы не счастливы? Но ведь это то чего Вы хотели, к чему стремились... Но Вы до сих пор страдаете от разлуки с ней... - графиня наклонила голову, стараясь не встречаться с ним взглядом.
Молодая женщина подняла бокал вина и сделала пару глотков, отсутствие аппетита не означало что ей не нужно было пополнить силы истраченные на дневные заботы и вспышку гнева.
- Молодость - не порок, монсеньор,  и это не значит что в моем возрасте нечего вспомнить. Но воспоминания, быть может, не так тяготят душу - графиня пристально посмотрела на него, и ей показалось что он как-то по старчески осунулся, хотя и был еще весьма молод и статен. Камилла никогда не предполагала что есть нечто что может заставить его сутулиться, но, видимо, она слишком глубоко копнула в этот раз. Спустя мгновение, кардинал вернулся в свое привычное состояние, спина гордо выпрямилась, выдавая в нем военное прошлое, а лицо скрыла мраморная маска безразличия. И все же, Камилла дорожила теми мгновениями когда он оживал и превращался в простого смертного.

0

31

- А сейчас? Когда Вы на вершине власти и в ответе только перед Богом? Вы не счастливы? Но ведь это то чего Вы хотели, к чему стремились...
Кардинал только устало пожал плечами.
- В юности я стремился к власти, но все эти годы я не живу. Я выполняю свой долг - перед королем, перед Францией, а до этого - перед семьей. Я испытываю удовлетворение от того, что хорошо справляюсь с наложенными на меня функциями, но этого слишком мало для счастья... как оказалось.
Он немного помолчал, пытаясь поймать ее взгляд, но молодая женщина снова уткнулась в тарелку.
- Молодость не порок, вы правы. Но в силу вашего возраста и положения вам еще не доводилось приносить жертвы, о которых потом вы бы сожалели каждый день. - Он взял бокал, но пить не стал, вертя его в пальцах. - И я очень надеюсь, что вам и не придется испытать что-либо подобное.
Он поставил бокал и, порывисто встав из-за стола, несколько раз прошелся по комнате. Но уже через минуту взял себя в руки и сел.
- Простите меня, Камилла, я сегодня чрезмерно сентиментален.

0

32

- И человек, выполняющий свой долг, и при этом глубоко несчастный в душе, требует того же от окружающих его и подчененных? И даже самых родных и близких Вам людей... – она подняла на него взор полный участия. Камилла хотела коснуться его руки, но между ними до сих пор находился стол и остывшими уже блюдами.
- И Вы бы смогли отказаться от власти ради обретения счастья? И в чем оно для Вашего Преосвященства?
Не смотря ни на какие проявления чувств с его стороны, она не могла забыть тот холодный расчет с которым он шантажировал ее, заставив следить и доносить на королеву и своих родственников, и все что бы спасти самого любимого, без которого она не представляла свой жизни. Той ночью, она пожалела что перешла в католичество, а не уговорила супруга остаться с гугинотами. Тогда, быть может, судьба хранила бы их от этого страшного человека.  Могла ли ее мать предположить тогда, что выдав свою дочь замуж за Генриха, она подтолкнет Камиллу в свиту самого влиятельного католика страны?
- Но в силу вашего возраста и положения вам еще не доводилось приносить жертвы, о которых потом вы бы сожалели каждый день
- Париж стоит мессы... Вам прекрасно известно, что выйдя замуж, будучи представленной ко Двору, мне пришлось предать веру в которой я родилась и выросла. - Она говорила несколько отрешенно, как будто рваная рана давно зарубцевалась, и оставила только шрам на сердце. – Это был отчасти мой выбор, и я не смею жаловаться... Но став католичкой, будучи приставленной к королеве, я была вынуждена предать ее... и придавать ни единожды, вплоть до сегодняшнего вечера, когда я отказалась присутствовать на вечернем туалете, сославшись на необходимость связаться с Шеврез... – В том что кардинал знает о возвращении герцогини в столицу, она не сомневалась, но даже в случае если это – новость, она не сможет уйти отсюда не сообщив... никогда не могла, и сегодня не сможет. – Но вместо этого, я с Вами, и вновь ставлю под удар тех кому служу.
Графиня сдавленно вздохнула, откровенность вызывала откровенность, да и что таить, пришла она сюда по доброй воле, а не под конвоем гвардейцев. Более того, где-то в глубине души, она ждала их встречь.
- Простите меня, Камилла, я сегодня чрезмерно сентиментален.
Когда кардинал вернулся к столу, Камилла покинула свое место и подошла, легонько положив руку ему на плече.
- Вы так редко позволяете себе расслабиться и отдохнуть душой... в этом нет ничего чрезмерного, Вы человек, имеете право на человеческие чувства

0

33

- И человек, выполняющий свой долг, и при этом глубоко несчастный в душе, требует того же от окружающих его и подчененных? И даже самых родных и близких Вам людей...
Кардинал усмехнулся.
- Вы утрируете, моя дорогая! Глубина моего несчастья не так уж велика... И потом, мы все обязаны выполнять свой долг. Все остальное лишь частности. - Он немного помолчал. - Чувства, эмоции делают нас слабыми, уязвимыми. С их помощью мы можем обманываться. В том числе и в окружающих людях. А потому, лучше руководствоваться трезвым голосом рассудка.Он снова задумался, глядя куда-то сквозь собеседницу.
- Отказаться от власти? Боюсь, я перешагнул грань, после которой нет возврата. День моей отставки, скорее всего станет последним днем моей жизни. А что такое счастье... Поверьте, я уже и сам не знаю. Оно стало для меня чем-то сродни фата-моргане. Полумифическая материя...Он снова погрузился в воспоминания, краем уха слушая речь графини. Нет, она так ничего и не поняла... А впрочем, у каждого свое мерило невозможного. В принципе, он легко отказался от военной карьеры, но это не значило, что он не задумывался, как бы сложилась его судьба, не доведись ему спасать семейное состояние. А потом... Его триумфальный ход по головам, бесконечные интриги, заговоры, переговоры... Кардиналу редко доводилось расслабляться до такой степени, чтобы задумываться о том, что утрачено и каковы жертвы. Тем больнее было вспоминать. Академию Плювинеля, разудалых друзей, мечты...
Но вместо этого, я с Вами, и вновь ставлю под удар тех кому служу.
Он вынырнул из своих размышлений и посмотрел в глаза молодой женщине.
- Тех, кому служите? Я, кажется, уже говорил вам, что не в моих интересах причинять вред королеве... Но я не знал, что вы служите кому-то еще... Во всяком случае, если вы имеете в виду Шевретту, то ничего страшнее ссылки ей по прежнему не грозит... Хотя признаюсь, меня подмывает засадить ее под замок, скажем, в Венсенн... Или в один из монастырей, дабы несколько охладить ее пыл... - Ришелье раздраженно смял салфетку. - К сожалению, ничего подобного я сделать не могу, поскольку в противном случае ее величество лично попытается меня отравить...
- Вы так редко позволяете себе расслабиться и отдохнуть душой... в этом нет ничего чрезмерного, Вы человек, имеете право на человеческие чувства
Кардинал машинально накрыл ее ручку своей.
- Я - министр. Вы представляете, что будет, если я в подобном состоянии буду разговаривать с подчиненными? Или принимать послов? Человеческие чувства для людей, а не для политиков.

0

34

- Но обманываться, иногда, так сладко, что не хочешь возвращаться в жестокую реальность
Она прекрасно знала о нищете в которой рос этот человек, но мало себе представляла что кто-то может существовать год на то сколько отец тратил на одну пару ее обуви. Да, она не знала настоящих горестей в жизни, и ей никогда не приходилось бороться за выживание... только за доверие королевы, за внимание самых родовитых кавалеров. Ей трудно... да что там, фактически невозможно было понять все что чувствовал этот ловкий, изящный, но преждевременно посидевший человек, созданный совсем для другой судьбы. Она видела как его глаза помутнели, как каждый раз когда он углублялся мыслями в свое прошлое, и не попыталась привести его в чувства. Иногда память – самая желанная подруга и самое верное лекарство, ведь в душе он был не прелатом...
Однако он ее слушал, пусть и не слышал, когда она упомянула о службе, его взор просветлел и взгляд сфокусировался на ней.
- Не в моих интересах причинять вред королеве...
-Увы, монсеньор, Ее Величество не всегда разделяет Ваше мнение на счет пользы, - Камилла усмехнулась, - а на счет моей дражайшей кузины, - в голосе графини появились слегка раздраженно-саркастические нотки, она не могла забыть того что Мари у нее на глазах так открыто охмуряла молодого дЭрбле, - думаю она не против будет оказаться в монастыре, если это будет  монастырь иезуитов... По крайней мере это может занять ее мысли где-то на неделю.
И все же, мне бы очень хотелось что бы сегодня, со мной, Вы были человеком, а не министром, -  Камилла мягко улыбнулась, - Вы же сами только что исключили меня из списка подчиненных

0

35

- Но обманываться, иногда, так сладко, что не хочешь возвращаться в жестокую реальность
Кардинал нахмурился
- Это очень опасно, моя дорогая. И лучший пример тому - судьба королевы-матери. - Он чуть повернул голову, чтобы лучше видеть собеседницу - Если бы Мария Медичи не позволила себе погрузиться в мир грез, она бы увидела, что король давно не робкий юноша. Более того, кровь Медичи и Бурбонов в его жилах берет свое, делая этого человека страшным в гневе. А тогда, возможно, ей бы удалось избежать опалы и отстранения от власти.Ришелье вздохнул и облокотился на подлокотник. Упоминание о молодой королеве заставило его еще больше нахмуриться.
- О, да, но это еще один пример самообмана, моя дорогая. Как вы думаете, она хоть раз задумалась о том, к каким последствиям может привести ее флирт с герцогом? Начать с того, что герцог получает себе мощного союзника во Франции. Далее, герцог в любой момент может погубить королеву, обнародовав их связь. А в этом случае, королева попадет в немилость не только во Франции. После безобразной выходки герцога и, тогда еще принца Карла, когда их внезапное появление в Эскориале сорвало планы брака между Габсбургами и Стюартами. И связь сестры со столь эксцентричным господином не обрадует короля Филиппа.Кардинал умолк, задумчиво поглаживая руку Камиллы и поднес к губам бокал. Но ее следующая фраза заставила его поперхнуться.
- Шевретту в монастырь к иезуитам? Графиня, это уж чересчур экстравагантный способ самоубийства. Я думал о небольшой уютной келье в каком-нибудь монастыре кающихся грешниц...

0

36

- Женщина остается женщиной, монсеньор. Вне зависимости от хижины или дворца, всем хочется любви и внимания. Только чем выше статус – тем меньше возможности.
Камилла благодарила проведение за то что она родилась достаточно высокородной и богатой что бы никогда не знать что такое черствый хлеб, но не достаточно что бы каждый вздох могли расценить как государственную измену. Анне повезло куда меньше, ее единственное право и предназначение было украшать приемы своим присутствием, и родить дофина. Но как, прикажите, родить, когда венценосный супруг столь уныло целомудренен, что единственное проявление супружеской любви – пончики с грушевым повидлом.
- Королева мать не грезила, она свято верила Вам, монсеньор, в том что в любой ситуации Вы поддержите ее. Но Вы солидарны с государем в том, что более обязаны государству, чем ей.
Упоминание о выходке двух странствующих рыцарей заставило графиню рассмеяться.
- Но монсеньор, Вы право несправедливы... Короля Филиппа наоборот должно было тронуть столь пылкое проявление чувств молодого принца. Крайне неуместное, но все таки трогательное.
Право, неужели Вы никогда не были влюблены? – Камилла слегка наклонилась и заглянула в, непроницаемые как броня, глаза - И не совершили ни одного безшабашного поступка? Нет, нет, не говорите, - она прижала пальчик к его губам, - я все равно Вам не поверю.
- А что до моей кузины... не думаю что она раскается даже у грешниц. Но вот покаяние отца-исповедника явно приобретет новые краски.

0

37

- Женщина остается женщиной, монсеньор. Вне зависимости от хижины или дворца, всем хочется любви и внимания. Только чем выше статус – тем меньше возможности.
- Королевы выходят замуж за страны, а не за мужчин. Им от рождения дано очень многое, но расплачиваться приходится многим. В конце концов, если бы ее величество обратила взор на француза и при этом соблюдала хотябы видимость приличий - ей не стали бы мешать.Кардинал задумчиво усмехнулся. Выбери ее величество любого из отпрысков покойного короля и он сам был бы готов способствовать этому увлечению, только бы в стране появился наследник. Впрочем, рассказывать об этом Камилле он счел излишним.
- Королева-мать доверяла мне. Но она никогда не любила старшего сына и по сей день мечтает посадить на трон Гастона. А в этом я ей помогать не могу.
Попытка графини оправдать выходку принца Уэльского и Бекингема вызвала у него смешок.
- В Испании всем правит этикет. Рамки приличия подняты до такой степени, что у королевы, для подданных, нет ног. А выходка англичан расценивалась как величайшее оскорбление королевской семьи и покушение на честь инфанты. За такое не прощают...
- А что до моей кузины... не думаю что она раскается даже у грешниц. Но вот покаяние отца-исповедника явно приобретет новые краски.
Ришелье рассмеялся
- Мне казалось, моя дорогая, что вы должны теплее относиться к вашей родственнице... А после ваших слов, я понимаю, что ни Венсеннские стражи, ни священники монастыря не застрахованы от ее чар...

0

38

- Француза? Да у  Вас талант свата, - Камилла звонко рассмеялась, - и кого же? На одного из бастардов великого Генриха? Считаете что король удовлетворится ролью дяди дофина? Боюсь, он не оценит Вашего патриотизма.
Представить реакцию короля, которому сообщат что его супруга наконец понесла... учитывая что он, наверное, уже и забыл дорогу в ее покои... Фрейлине, почему то, стало жутко.
- Ну, если в Испании королевы на столько ущербны, то можно поздравить нашего великого государя, его супруга стала настоящей француженкой!
Испугавшись, что ее несдержанную шутку могут превратно понять, она поспешила замолчать. Для такого человека каковым являлся первый министр, этого уже было достаточно что бы обвинить королеву в измене.
- О да, монсеньор, единственный мужчина способный устоять против очарования мадам де Шеврез – это ваша светлость.

0

39

- Француза? Да у  Вас талант свата, - Камилла звонко рассмеялась, - и кого же? На одного из бастардов великого Генриха? Считаете что король удовлетворится ролью дяди дофина? Боюсь, он не оценит Вашего патриотизма
Кардинал удивленно поднял брови
- Помилуйте, дорогая! Где я сказал, что короля следует до такой степени информировать? Одна из главнейших обязанностей королевы - родить наследника. А если в этом деле нет должной помощи от мужа, так ее всегда на стороне искали - Он смерил собеседницу насмешливым взглядом. - И нечего на меня так смотреть! Так издавна поступали при всех дворах! Но ни одна из королев не позволяла себе выбирать для подобной цели потенциального врага государства.
Графиня смотрела на него потрясенно приоткрыв рот. На какой-то момент Ришелье показалось, что его собеседница утратила дар речи. Однако ее следующая шутка заставила опешить и самого министра.
- Вы забываетесь, моя дорогая! Ваша шутка граничит с неуважением к царствующим особам. - Впрочем, Камилла, судя по всему, уже разошлась. И снова вернулась к особе своей неугомонной кузины. - Вот как? Так может быть, мне поселить ее в Пале-Кардинале? Как вы полагаете, наше с Комбалеттой соседство не придаст благоразумия вашей кузине?

0

40

Лицо графини сразу стало вполне серьезным.
- Монсеньор, я вынуждена делить Вас с Францией, я согласна делить Вас с Королевским Домом, но не заставляйте меня размышлять об этом соседстве. Иначе, боюсь Вам не понравится ход моих мыслей, как и их результат.
Эти двое могли держать друг друга на грани напряжения часами, лишь только чередуя лидерство, но сегодня Камилле совершенно не хотелось баталий, и она была более чем когда либо склонна к уступкам.
- Вы хотите заставить меня ревновать Вас, Арман? Для каких же целей?

0


Вы здесь » Интриги КД » ИКД #1 » Откровения или что-то большее? [06.09.1625/07.09.1625. Вечер-Утро]